Добро пожаловать во вселенский клизматорий!



ВХОД В УЧЕБНЫЙ КАБИНЕТ
 
Рассылка







 
Страницы
наиболее посещаемые

Гипертрофия глоточной (носоглоточной) миндалины — аденоиды

Растительные масла, которые используют для приготовления кремов в домашних условиях

Эфирные масла — древнейшее лечебное средство

Категории эфирных масел и критерии их качества

Безопасность эфирных масел

Зачем мы рисуем, или как пахнут рисунки

Технология науки: качества творческой личности
 
 
Афиша
 

 
Мысли
     на всякий случай
 
?? ?????, ??? ??????? ? ?????. ????? ??? ?? ??????? ? ???, ??? ??????? ? ?????.











tutu.ru - Расписание электричек (Москва и область, Санкт-Петербург и область)
расписание электричек Москвы и Санкт-Петербурга

tutu.ru - 
расписание поездов 
по Москве, России, СНГ
расписание поездов
ж/д билеты

другие полезные ссылки










 
Оплата онлайн
банк


Заказ всего
По электронной почте:
admin@aroma-azbuka.ru
 
По телефону:
8 (903) 563 37 78
 
Флаконы для приготовления ароматерапевтических смесей
Натуральных эфирные масла и ароматерапевтические средства
Кожевникова А.Д. Ароматерапия гриппа и гриппозной инфекции
Кожевников В.А. Опыт изложения учения Федорова
Кожевников Д.А. Технология науки


КНИЖНАЯ ПОЛКА
Чувствовать себя полноценным - Игнатия В этом разделе:

Материал Автор, описание
  Клятва Гиппократа
на латыне, на русском, факультетское обещание (дореволюционная Россия), женевская декларация, клятва российского врача
 Википедия
 Статья из книги «О побеждающем христианстве»
Православным о здоровье, О побеждающем христианстве
 Игумен Евмений
 Нравственные письма к Луцилию
Письмо V, Письмо VI, Письмо VIII, Письмо IX, Письмо XIV,
Письмо XV, Письмо LXXVIII, Письмо XXXVII, Письмо LIII
 Луций Анней Сенека
 Из календаря православного психолога
Семь законов восстановления и сохранения здоровья,
Как полюбить себя, Кому нужно прощение обид, Чувствовать себя полноценным, Исправляя аномалии в себе самом, или зачем нужны семинары?
 монахиня Игнатия
 из сборника «Книга раздумий и тихих созерцаний»
О здоровье, Болезнь, Бедность, Одаренный
 из сборника «Путь к очевидности» О призвании врача
 Иван Ильин
 Из сборника «Горящий светильник». Последий лист  О´Генри
  Слон, Чудесный доктор  Александр Куприн
 Из книги «Ты и я, я — не ты». Тело как зеркало наших переживаний  Нарицын Николай Николаевич
  Отдай ребенку лучшее в тебе. Заповеди Марии Монтессори  Мария Монтессори
 Весна и осень в жизни растений
Развитие весенних растений под снегом, Из жизни наших лиственных деревьев и кустарников ранней весной, В широколиственном лесу весной, В хвойном лесу весной Осень. Листопад, Перезимовка травянистых растений
 А.В.Кожевников
 Технология науки. Избранные главы
Главы 1-4, Главы 5-13, Главы 14-16
 Д.А.Кожевников
 От мечты к открытию. Механизмы научного творчества. Глава 1, Глава 2, Глава 3  Ганс Селье
  Ведение дискуссий  Евгений Гильбо
 О МЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКЕ Вопросы медицинской этики  Митрополит Сурожский Антоний


ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ПОЛНОЦЕННЫМ
(Из календаря православного психолога монахини Игнатии)



Неполноценный ребенок?

Первого сентября, держась за руку мамы или папы, с большим букетом в руке они шагнут в первый раз через школьный порог. Правда, сюда придут не все, кому на этот момент по возрасту пришла пора получать и усваивать знания. Некоторым из них учиться не придется никогда, потому что в их медицинской карте написано страшное для родственников слово: «необучаемый». Такие дети не подлежат обучению даже в коррекционной школе, и это не явилось для их родителей внезапным откровением. С самого рождения мамы и папы, дедушки и бабушки прикладывали все возможные силы, чтобы вылечить малыша, но... Медицина оказалась бессильна.

Ребенок растет, требует больше внимания, а в душе с каждым днем все прочнее колючкой зацепляется мысль: для чего это нужно — лечение, занятия с ребенком, — ведь все равно он вынужден сидеть дома, он не сможет учиться, не сможет работать, не женится, не выйдет замуж, у него не будет детей... Врачи советуют сдать ребенка в специализированное учреждение, но какая мать может сделать это, не оторвав половину от своего сердца? Сделает — и всю жизнь будет испытывать чувство вины и жалеть, что отдала, не сделает — будет испытывать чувство обиды «на такую жизнь» и, конечно, постоянно жалеть ребенка и саму себя... Как же быть, как сделать полноценным свое бытие, имея «такое» дитя?

Во-первых, надо поискать причину того, что именно у вас родился ребенок-инвалид. Многие склонны объяснять это только своей греховностью, словно ребенок — это ремень, которым Господь решил вас выпороть. Помните, как было сказано о слепорожденном: «Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ин.9,2—3). Иные, наоборот, словно постоянно спрашивают невидимого Бога:«За что?» Этот вопрос жжет и сушит душу, прячется в слезах, как выплаканных, так и не пролитых.

Задайте лучше другой вопрос: «Зачем?» Зачем именно вам дан такой ребенок, чему Господь хотел вас научить? Святитель Феофан Затворник пишет: «Идиоты! Да ведь они только для нас идиоты, а не для себя и не для Бога. Дух их своим путем растет. Может статься, что мы, мудрые, окажемся хуже идиотов» (Святитель Феофан Затворник, Письма, выпуск 8, №1463). Душа, которая не имеет возраста, пола и телесных болезней, в том числе и болезней разума, войдет в райское блаженство, и мы можем ей в этом помочь, если просто будем относиться к этому маленькому человеку с любовью и заботой. Да, никогда ему не стать предметом родительского престижа, но дано вам такое дитя потому, чтобы именно вы могли научиться безусловной любви. Мало того, ценность этой души для Бога такова, что Он, доверив дитя вам, считает вас способными быть для этого ребенка настоящими любящими родителями, дать ему заботу, внимание и развитие. У Бога нет неполноценных детей, ибо все дети для Него одинаковы. И вы, полностью осознав свое призвание, можете утешаться словами Господа: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам»; (Ин. 15, 16).


От кого зависит мое счастье?

...У них была веселая и счастливая свадьба — такая же, как у многих. Первые два года жизни не омрачались ничем, а затем она поняла: не может забеременеть. Походы по врачам, пребывание в клиниках и поездки на курорт ничего не дали, — желанная беременность так и не наступила. Перед ними не стоял вопрос о каких—то искусственных методах наступления беременности:«дитя из пробирки» казалось самым несчастным, самым покинутым существом на свете. Муж подождал еще несколько лет и отправился на поиски своего счастья без нее, сказав, что на усыновление ребенка он не согласен. И так вот, в тридцать два, она была вынуждена начать новую жизнь: без мужа, без надежды стать мамой, без веры и без любви — к себе, к нему, к людям и к Богу. Началась«эпоха болезней», ибо чувство вины требовало своего, да и существование обретало хотя бы такой смысл — в общении с себе подобными. И с каждым днем она все четче понимала, что дальше продолжаться так не может, и что она хочет переменить свою жизнь. И однажды она пришла на консультацию к психологу.

А тот, выслушав, вспомнил вместе с ней сказку Андерсена«История одной матери». У этой матери умер ребенок, Смерть унесла его в ту минуту, когда мать задремала у детской кроватки. И мать, готовая на страшные жертвоприношения, побежала за ней, чтобы вернуть дитя. Пожертвовав своими прекрасными длинными волосами и драгоценными жемчужинами глаз, она нашла оранжерею Смерти, где росли деревья и цветы, в которых теплились человеческие жизни, и там нашла цветок, в котором билось сердечко ее ребенка.

...Вдруг пахнуло леденящим холодом, и слепая мать догадалась, что явилась Смерть.
—Как ты нашла сюда дорогу? — спросила Смерть. — Как ты могла опередить меня?
— Я мать! — отвечала та.
И Смерть протянула было свою длинную руку к маленькому нежному цветочку, но мать быстро прикрыла его руками, стараясь не помять при этом ни единого лепестка. Тогда Смерть дохнула на ее руки; дыхание Смерти было холоднее северного ветра, и руки Матери бессильно опустились.
— Не тебе тягаться со мною! — промолвила Смерть.
— Но Бог сильнее тебя! — сказала Мать.
— Я ведь только исполняю Его волю! — отвечала Смерть. — Я Его садовник, беру его цветы и деревья и пересаживаю их в великий райский сад, в неведомую страну, но как они там растут, что делается в том саду — об этом я не смею сказать тебе!
— Отдай мне моего ребенка! — взмолилась мать, заливаясь слезами, а потом вдруг захватила руками два великолепных цветка и закричала: — Я повырву все твои цветы, я в отчаянии!
— Не трогай их! — сказала Смерть. — Ты говоришь, что ты несчастна, а сама хочешь сделать несчастною другую мать!..
— Другую мать! — повторила бедная женщина и сейчас же выпустила из рук цветы.
— Вот тебе твои глаза! — сказала Смерть. — Я выловила их из озера — они так ярко блестели там; но я и не знала, что это твои. Возьми их — они стали яснее прежнего — и взгляни вот сюда, в этот глубокий колодец! Я назову имена тех цветков, что ты хотела вырвать, и ты увидишь все их будущее, всю их земную жизнь. Посмотри же, что ты хотела уничтожить!
И мать взглянула в колодец: отрадно было видеть, каким благодеянием была для мира жизнь одного, сколько счастья и радости дарил он окружающим! Взглянула она и на жизнь другого — и увидела горе, нужду, отчаяние и бедствия!
— Обе доли — Божья воля! — сказала Смерть.
— Который же из двух — цветок несчастья и который — счастья? — спросила мать.
— Этого я не скажу! — отвечала Смерть. Но знай, что в судьбе одного из них ты видела судьбу своего собственного ребенка, все его будущее!
У матери вырвался крик ужаса.
— Какая же судьба ожидала моего ребенка? Скажи мне! Спаси невинного! Спаси мое дитя от всех этих бедствий. Лучше возьми его! Унеси его в царство Божие! Забудь мои слезы, мои мольбы, все, что говорила и делала!
— Я не пойму тебя — сказала Смерть. — Хочешь ты, чтобы я отдала тебе твое дитя или чтобы унесла его в неведомую страну?
Мать заломила руки, упала на колени и взмолилась Творцу:
— Не внемли мне, когда я прошу о чем—либо, несогласном с Твоею всеблагой волей! Не внемли мне! Не внемли мне!

И снова психолог помог женщине поставить вместо вопросов «Почему?» и«За что?» вопрос«Зачем?», помог обрести смысл. Причем, он ничего не решил за человека — он просто помог. Такую работу ему приходится проделывать достаточно часто: помогать разобрать завалы убеждений, отживших верований, убрать толкотню ненужных мыслей. Что, например, делать в случае, когда беременность грозит закончиться рождением нездорового ребенка? Митрополит Антоний Сурожский говорит об этом так:

»Некоторые женщины настолько хотят ребенка, что готовы идти на то, чтобы родился ребенок, который заведомо будет всю жизнь страдать физически или психически. Они идут на это только потому, что «хотят иметь ребенка». Это мне кажется чисто эгоистическим подходом, такие матери о ребенке не думают. Они думают о своем материнстве, о том, как они изольют на этого ребенка всю свою ласку и любовь. Но многие из таких матерей не знают, способны ли они ласку и любовь проявить к ребенку, который у них вызывает физическое отвращение, ужас» (Митрополит Сурожский Антоний, Труды, М., Практика, стр. 52)

Дорогие женщины! Если есть Божья воля вам стать мамами — вы ими обязательно станете, причем станете естественным путем. Лечиться и просить у Господа дитя не грех. Грех — не доверять Господу и идти на сделки с совестью в обход Его воли. Лучше быть несостоявшейся мамой, чем жить с осознанием того, что именно вы сделали несчастным своего ребенка, заведомо зная о его судьбе. И не внемли, Господи, когда просят Тебя о том, что не сообразуется с Твоими планами! Не внемли, Господи!


Когда движется только душа...

Человека парализовало. Некоторое время надежда еще жила в его сердце, и были врачи, капельницы, уколы, покупались дорогие лекарства в ожидании чуда, родственники сбивались с ног, мечась между больным, аптеками, домом и храмом, но веры, как видно, было маловато... И что ж теперь, в сорок—то лет, — инвалид? Жизнь закончилась, началось доживание?

Как мне все это знакомо... Жизненный опыт дает право показывать: выход — вот он, здесь. Не хотите соглашаться с приговором врачей? И не надо! Выбор — быть здоровым или больным — всегда остается за вами, и Господь нисколько не противится ему, мало того, всегда поддержит, успокоит и поведет вас по жизненной дороге, лишь бы вы сами хотели того. Меня в этом убедили слова Евангелия: ни разу никому не отказал Господь в исцелении, а уж какие «неизлечимые» к Нему обращались! Почему же Он должен был отказать мне? Все дело только в силе веры: «По вере вашей да будет вам»(Матф. 9, 29)!

И все-таки, как быть человеку, только что «выбитому из седла»? Как перестроить свое мышление, как настроить его на выздоровление и служение людям и Богу? Во-первых, не стоит предаваться отчаянию, особенно, делать это долго: поневоле начинаешь упиваться жалостью окружающих к себе, больному, что является суррогатом любви. Во—вторых, стоит поискать, что же есть хорошего в вашем теперешнем положении: может, отдыхаете, наконец-то? Или, скажем, помолиться время появилось, подумать... Иногда бывает полезно поразмышлять, почему это случилось именно с вами: пересмотреть итоги своей жизни, действительно ли они — благо для вас? Чаще же этот вопрос — почему? — обостряет в человеке чувство вины или обиды, и вместо конструктивных действий начинаются поиски виноватых и жажда отмщения. Лучше думать о том, как сделать свою теперешнюю жизнь полноценной.

В свое время мне вспомнилась Лукерья из бессмертного произведения И.С. Тургенева«Живые мощи», и я достала с полки изрядно зачитанный томик... Прочитав, долго сидела и думала: сколько же силы духа было в этом умирающем теле, как же она умела терпеть! И это не далось ей сразу, без труда:
— А что будешь делать? Лгать не хочу — сперва очень томно было: а потом привыкла, обтерпелась — ничего; иным еще хуже бывает.
— Это каким же образом?
— А у иного и пристанища нет! А иной — слепой или глухой! А я, слава Богу, вижу прекрасно и все слышу, все. Крот под землю роется — я и то слышу. И запах всякий чувствовать могу, самый какой ни на есть слабый! Гречиха в поле зацветет или липа в саду — мне и сказывать не надо: я первая сейчас слышу. Лишь бы ветерком оттуда потянуло. Нет, что Бога гневить? — многим хуже моего бывает. Хоть бы то взять: иной здоровый человек очень легко согрешить может, а от меня сам грех отошел. Намеднись отец Алексей, священник, стал меня причащать, да и говорит:«Тебя, мол, исповедовать нечего: разве ты в твоем состоянии согрешить можешь?» Но я ему ответила:«А мысленный грех, батюшка?» —«Ну, — говорит, а сам смеется, — это грех не великий».

Великий — не великий, а ни благодарности, ни терпения не будет, если продолжать жить прошлым: перебирать в голове осколки состоявшихся или нет разговоров, желать зла, желать греха, винить Бога, жизнь, других людей или себя во всем, что случилось с тобой. Как же приучила себя Лукерья«не думать, а пуще того — не вспоминать»?
...лежу я себе, лежу-полеживаю и не думаю; чую, что жива, дышу — и вся я тут. Смотрю, слушаю. Пчелы на пасеке жужжат да гудят; голубь на крышу сядет и заворкует; курочка—наседочка зайдет с цыплятами крошек поклевать; а то воробей залетит или бабочка — мне очень приятно.

Человек участвует в жизни доступным для него образом: он ее видит, слышит и чувствует, ту самую жизнь, которая происходит сейчас и на этом самом месте, где стоит его убогий одр. Никто, кроме Самого Господа, не учил Лукерью, и она избрала единственно верный способ жить — пребывать в той самой минуте, в которой она живет, не утопая в жалости по себе молодой — певунье, хохотунье, не питая бесплодных надежд на будущее, на врачей, которые исцелить такую болезнь не в силах. В темноте она могла слушать как«сверчок затрещит али мышь где скрестись начнет», а еще, и это самое главное, — в темноте, в одиночестве, она могла молиться Богу.

И только в одном не согласна я с Лукерьей. Вот что она говорила:

— Да и на что я стану Господу Богу наскучать? О чем я Его просить могу? Он лучше меня знает, чего мне надобно. Послал Он мне крест — значит меня Он любит. Так нам велено это понимать. Прочту Отче наш, Богородицу, Акафист всем скорбящим — да и опять полеживаю себе безо всякой думочки. И ничего!

И действительно — ничего. Ничего не происходит. Исцеления нет, потому что о нем никто Бога не просит. Свобода остается за человеком, свобода просить и получить просимое, потому что «по вере вашей да будет вам» (Матф.9,29).

Лукерья нашла смысл своей жизни в терпеливом перенесении болезни, и это ее выбор, достойный уважения. Есть и другие выборы — например, выздороветь и помогать другим людям, поддерживать их, рассказывать им о чуде Божием, о Его исцелении, творимом руками людей, о благодарности за это чудо. И какой бы выбор вы не сделали, вспомните, что привиделось Лукерье во сне: увидела она пришедшего за ней Христа и собачку, которая хватала ее за ноги, не давала идти за Ним. И как взвились они с Христом прямо в небо, а собачка осталась на земле... Вспомните ее слова:

— Тут только я поняла, что собачка — болезнь моя, и что в Царстве Небесном места ей уже не будет.

От всей души желаю вам здоровья, прежде всего, душевного, которое только одно и может породить телесное исцеление.


Христова невеста или вековуха?

Говорят: злая, словно вековуха. Да, похоже, поговорка права. Женщина с трудом сдерживает колючие и обидные слезы. Суть ее претензий можно выразить одной фразой: «Никто замуж не берет». В том смысле, что никто ни разу не то что не предложил ей руку и сердце, а даже таких потенциальных претендентов не было в обозримом окружении. А она так ждала... Нет, совсем не принца на белом коне, и сейчас не война, когда всех женихов поубивали, но... А у подруг дети уже школу заканчивают. Да впрочем, какие они ей подруги? Так, приятельницы. И сама она не урод, и квартира есть, и работа. А вот не удалась жизнь почему-то: бабий век — сорок лет...

Спрашиваю: а кто это сказал? Отвечает: «Народ». А знает ли она примеры того, как кто-то создавал семью, причем такую, какую хотел, будучи уже далеко не юным человеком? Задумывается ненадолго, потом говорит:«Да, одна моя подруга вышла недавно замуж. Муж хороший попался, работящий. А у нее ребенок, да и квартиры не было, живут у него». Вот тебе и «народ»: живет и думает по—всякому. Главное, о чем думаешь и кем себя считаешь ты сама.

Сколько мусора, оказывается, в голове у человека, причем злого мусора, отжившего, или такого, который был мусором изначально. Например, она себя всегда считала некрасивой. Спрашиваю: только ли красивые выходят замуж? Да нет, всякие... Главное, чтобы половинки сошлись: одному нравятся худенькие, другому — полненькие, одному — блондинки, другому...

...Копаем дальше. Говорит, что всегда была уверена, что будет вековухой. Кто это сказал? Мама говорила:«Чем чужое хамство ублажать, лучше уж век одной быть», говорила, а сама стаскивала с пьяного отца сапоги, и вытирала руки о выцветший ситцевый передник. Ах, мама, мама... Почему же ты не говорила, что на ошибках учатся? Почему ты не учила правильно выбирать себе мужа, чтобы не пришлось быть ему женой и нянькой одновременно? Почему ты не показала дочке все другие пути? Очень просто: добра хотела доченьке единственной, хотела, чтобы не повторила она мамочкины ошибки, а по-другому поступать просто не умела, не знала, что еще и по-другому можно...

Ну так что ж, маму будем обвинять? За то, что она хотела доброго? Да и нет уже мамы, как свечечка истаяла от жизненных передряг...

А у нее вот теперь настало время принять первое самостоятельное решение: пришла пора определиться, хочет она замуж или нет. Психолог, конечно, поможет взвесить последствия того и другого выбора, но решать придется ей самой, и самой нести ответственность за принятое решение. Она ведь привыкла к тишине и покою, а придется им жертвовать ради другого человека, она привыкла распоряжаться деньгами, временем своим, а придется положить свободу в общую копилку, одну на двоих. Ей не хочется выходить из дома: устает на работе, а придется принимать родственников, знакомых, самой куда-то ходить. Да и ребенка не родить уже: поздно, поезд ушел... Что ей даст жизнь «за мужем»? Что она способна отдать ему?

И оказалось, как это впрочем, нередко и бывает, что «выйти замуж» для нее — это такая часть «джентльменского набора» для женщин. Не вышла — ну вроде как ты неполноценная, тебя «никто не взял». Стоит ли ради людского мнения ломать привычный уклад, складывать свою жизнь с кем попало, чтобы «это» через два года развалилось? Браком такой союз не назовешь ведь, правда?

«Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе. Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я. Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться. А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей» (1Кор.7, 7-11)

Безбрачный апостол Павел отнюдь не сожалел о том, что у него нет жены — все время земной жизни своей он посвятил Господу. И нас всех к тому призывал, оставляя брак только лишь для рождения детей и ради нашего невоздержания. Не хочет ли и она последовать ему? Тогда будет Христовой невестой, ведь у души нет возраста. И для этого совсем не обязательно становиться монахиней: она ведь работает, ходит в церковь, своим трудом служит людям... Послужит Ему здесь, на земле в Его детях — простых смертных, которые окружают ее, научится любить Его самоотверженно, верно. Может быть, это ее путь? Теперь, когда ей уже за сорок, самое время подумать об этом, чтобы жизнь, наконец-то, наполнилась смыслом.


Есть ли у нас безотцовщина?

— Конечно, есть,— скажете вы и будете правы. Сразу же приходят на ум воспитанники детских домов, интернатов, сироты при живых родителях, пьющих и не заботящихся о детях. Да и дети из так называемых «благополучных» семей зачастую предоставлены сами себе: родители словно откупаются от них дорогими вещами и деньгами, передавая заботу о своем потомстве гувернанткам и воспитателям. Сослуживцы видят такого «папашу» чаще, чем собственные чада. Говорят, такова современная жизнь.

Жизнь такова, какой мы ее хотим устроить и устраиваем. Расскажу об одной женщине. Работает она ночной няней в интернате для детей с нарушением умственного развития. Видит «безотцовщину» так близко, так чувствует ее сиротство, что никогда не проходит мимо чужого горя. Многочисленные воспитанники интерната годами после окончания учебы ездят к ней как к единственной земной родственнице, «бабушке», как они ее называют. Бабушка принимает, кормит, одевает «во что Бог пошлет», наставляет, утешает... И еще она делает главное — ведет в православный храм и крестит всех некрещеных, возвращая чадо в объятия Отча. И я не знаю другой женщины, у которой было бы столько крестников. Бабушка давно на пенсии, но скольких еще надо обогреть! Ей некогда болеть и некогда будет умирать...

Женщина не умом — душой постигла то, о чем говорит Владыка Антоний Сурожский:
— Страдание детей нас озадачивает больше, чем страдание взрослых, потому что, когда страдает взрослый человек, легче увидеть ту пользу, которую могло бы принести страдание при условии, что человек вырастет в полную меру своего призвания. Но может ли страдающий ребенок научиться чему-то подлинно ценному: терпению и смирению, мужеству и выдержке, доверчивой покорности?

...Мы склонны думать, что наш духовный рост происходит при посредстве разума, сознательного отклика, путем умственного возрастания. Мы воображаем, что наша духовная жизнь состоит из раскрывающихся в нас возвышенных мыслей и глубоких чувств. Но не в этом духовная жизнь, не это — жизнь Духа. Это — та промежуточная область, которая не принадлежит ни телу, ни духу. Я поясню свои слова сравнением. Мы крестим ребенка. Чего мы ожидаем — если вообще ожидаем чего-либо? Почему мы считаем, что в этом есть смысл? Потому что мы верим, что, осознанно или нет, живой дух, живая душа ребенка способна встретить лицом к лицу Живого Бога. Независимо от всякого психологического восприятия, всякого интеллектуального или эмоционального отклика живая душа встречает Живого Бога, и таинства Церкви обращены к этой живой душе, которая в своем познании Бога не зависит ни от интеллекта, ни от сознания, ни от чего подобного.
(Митрополит Сурожский Антоний, М., Практика, 2002, стр. 131-132).

Мудрой и праведной душой поняла эта женщина, что главная задача ее жизни — вернуть детей Отцу, привести к Нему, а дальше — ими же веси судьбами, — пусть Он все управит Сам. И не стоит спрашивать, почему так складывается их судьба. Может, для того, чтобы они встретили друг друга. Есть ли более высокое призвание на земле, чем подводить живую детскую душу к Живому Богу? Земной поклон тебе, бабушка! Для тебя безотцовщины у нас — нет.


Такая вот проблема...

— Понимаете, у меня такая проблема... Как бы это сказать? Для некоторых это даже хорошо, они даже ждут этого, а я вот привыкла за столько лет... Что мне делать? У меня и здоровье пошатнулось, везде болит, я плачу все время. Из—за ерунды! С другой стороны как посмотреть...

Клиентка явно стеснялась своей«проблемы»: действительно, трудно признать таковой законный«заслуженный отдых». Три месяца назад ее проводили на пенсию, и с тех пор ее жизнь потеряла привычный ритм. Сюжет для кинокомедий типа«Старики—разбойники». А для реальных Антонины Петровны или Николая Степановича это трагедия, или, по крайней мере, драма. Вся жизнь прошла в«трудоголизме», горении на работе синим огнем и теперь вот кроме как собирать автографы врачей на своей медицинской карте вроде и дел нет?

Дела есть. Но нет в них смысла. Не то, чтобы его совсем нет, а как—то не видится он в глажении белья (нельзя, что ли, на неглаженом спать?) или приготовлении обеда для себя одной: дети на работе, внуки учатся, так перекусишь что—нибудь... Да хорошо, если они хоть рядом, а то и в другом районе, и в другом городе. Тогда совсем одна. И такая тоска... И денег теперь не хватает — пенсия не зарплата, ровно вполовину меньше...

Страх будущего и неопределенность сковывают покрепче любых цепей: никуда не денется их узник. Будет цепляться за работу, будет угождать начальству, дабы не сократили, будет, как миленький, работать, пока не упадет загнанной лошадкой прямо на службе от инфаркта. Тогда уж поймет, что пора... Пора — что? Умирать? Исправлять жизнь?

Если вы пропадаете на работе по крайней мере, часов 10 в сутки, если в выходные думаете о том, что будете делать в понедельник, если не берете отпуск, если все ваши мысли об одном — о работе, значит, вы серьезно больны. У вас есть глубокие внутренние конфликты, которые вы не стремитесь разрешить, и это заставляет вас искать отвлекающее средство, такой горчичник, — работу. Горчичник жжет, требует внимания, а от основной проблемы отвлекает. А если лишить человека горчичника, то он тут—то и поймет, что болен: неустроен, одинок и несчастен.

Счастье и несчастье, равно как и неустроенность и полнота жизни живут в голове у человека, в его мыслях о себе. А ведь вам в действительности привалило счастье — не верите? Давайте разберемся!

— У вас есть хотя и небольшой, но стабильный доход, который можно увеличивать, было бы желание. Для этого:

— Вы можете пойти учиться и получить новую профессию. В наше время возрастные ограничения чисто условны, к тому же вы еще так молоды душой и телом. Причем, эта работа должна быть более легкой и спокойной. Столько возможностей открывается именно для вас!

— У вас есть усердие, настойчивость, терпение. Значит, вы можете освоить любую другую профессию и стать в ней профессионалом,

— Вы можете наконец&-то заняться тем, на что у вас никогда не хватало времени: начиная от занятий фотографией, кончая выращиванием комнатных лимонов, можете путешествовать, и для этого совсем не обязательно забираться на Эверест или ехать на Ямайку: вполне подойдет лыжня в ближайшем лесопарке, паломничество в недалекий монастырь.

— Вы можете объединиться с такими как вы, чтобы вместе преодолевать проблемы или, что также немаловажно, делиться радостью,

— И наконец, вы теперь можете ходить в храм столько, сколько хотите. Можете попросить себе церковное послушание у настоятеля или старосты. Можете буквально поднять его с пола: знаю бабушку, которая собирает вокруг любимого храма в специально припасенный дома пакетик бумажки и окурки, добиваясь чистоты и благообразия, свойственных этому месту.

За все то, что придет вам в голову как избавление от одиночества, болезней и проблем, вы можете благодарить Всеблагого и Всемогущего Бога, снизошедшего именно к вашей проблеме, кажущейся другим маленькой и незначительной. «Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их. И еще: Господь знает умствования мудрецов, что они суетны. Итак никто не хвались человеками, ибо все ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа, или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, — все ваше; вы же — Христовы, а Христос — Божий» (1Кор.3, 18—23).


Заметь меня — и мне станет лучше!

Все мы остро чувствуем потребность в признании так же, как и потребность в еде, сне и физическом движении, и каждый человек хочет получить утвердительные ответы на вопросы, высказанные или нет:

— Ценен ли я для кого-то?

— Могу ли я быть вместе с кем-либо?

— Нужен ли я?

— Замечает ли меня кто—нибудь?

Если человек получает утвердительный ответ на подобные вопросы, то это становится для него исцелением, в противном же случае он заболевает, и происходит это так...

...Увы, ее не ждали. Вместо девочки, которая родилась здоровенькой и в срок, супруги ждали мальчика, даже имя ему придумали. Она же с детства слышала:

— Как отец сына ждал! И что ж ты не мальчишка?...

Изменить она ничего, к сожалению, не могла и относилась к себе как к существу второго сорта, недостойному любви и заботы, получая их тем не менее «незаслуженно», зато достойному оскорблений, издевательств, презренному и унижаемому «справедливо». Когда пришла к Богу, она не могла поверить, что Он ее любит. За что? Таких как она не любят, а только лишь терпят — в этом женщина была уверена с детства, и слова любви со страниц Евангелия звучали для нее так: «Это про всех, кроме меня». Долго стучался Господь в ее сердце, окаменевшее в «битве за жизнь», но когда это произошло и она поняла, что для Бога ценен каждый человек, причем одинаково, словно пелена упала с ее глаз и она увидела вокруг людей — детей Божьих, идущих вместе с ней рука об руку. И ведь каждый из них мог ответить на ее вопрос утвердительно:«Да, ты нужна мне, я люблю тебя и хочу тебе только добра, без тебя мне будет очень одиноко, мне будет тебя не хватать!»

Сколько людей за последнее время обратилось ко мне с подобной проблемой! Рождается маленький человек, но еще в утробе от него отказывается родная мать, молчаливо отказывается, потому что рождается он «по залету», его не ждут, ему не радуются. Или, например, едва научившись разговаривать, маленький человечек слышит: «Мы не хотели тебя рожать, но так получилось» и остается наедине со своей бедой: он никому не нужен. (Варианты: «папа не хотел, бабушка и дедушка настаивали, чтобы мы подождали тебя заводить»... Словно ребенок — собачка или кошечка). Молоденькая мама говорит малышу: «Не будешь слушаться — я тебя вот этому дяде отдам». Для ребенка это все реально, это вовсе не игра, мама, совсем не то, что ты думаешь. Да и думаешь ли ты о чем—нибудь, когда произносишь злые и жестокие слова? Задумывалась ли ты когда-нибудь над тем, зачем тебе твой ребенок?

Еще раз перечитайте вопросы о востребованности и ценности каждой человеческой личности. А ведь в данной области даже обычные люди могут исцелять других. И вам стоит начать говорить им, как они ценны и нужны для вас, говорить искренне. Можно даже не говорить слов, а просто это чувствовать по отношению к другим, и это проявится в ваших действиях. Что уж говорить о нас, людях, когда даже собака может многое:

...Мальчишка прибегает из школы, прыгая вверх по лестнице через две ступеньки. Но только лишь он вбегает в подъезд, как слышит нетерпеливый лай: Растрепка, маленькая серая болонка, знает свой час, она давно уже сидит у двери и ловит каждый звук. Она ни с чем не перепутает эти ловкие прыжки! Открывается дверь и собака бросается на мальчишку, лижет лицо, руки, лает, снова лижет... Мальчик так ценен для собаки, ясно, что она его замечает. Если не родственники, то хотя бы собака... И мальчик счастлив, насколько это возможно.

Что, если так же могли бы радоваться его приходу папа и мама? К сожалению, их этому никто не научил. Они боятся «испортить ребенка» и откровенно портят его, радуясь вовсе не ему, как чуду Божию, а своим чувствам по отношению к нему. Вызывает он положительные чувства — тогда родители испытывают радость, а не слушается — тогда гнев. А ребенку так нужно родительское признание, чтобы и в радости, и в неприятности мама и папа сказали: «Мы любим тебя несмотря ни на что, хотя нас огорчает такое твое поведение».

Как это ни покажется странным, но даже Господу нужно было признание окружавших Его, иначе не спрашивал бы Он: «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16, 13 —17). И понятно, почему Господь так обрадовался ответу Петра: ведь он признал не только человека Иисуса, — он признал Господа.

...Обычный разговор по телефону: «Как дела?» — «Как всегда... А у вас?» И вдруг, словно букет весенних свежих цветов, словно солнечная улыбка в пасмурный осенний день, словно теплый летний дождь, исцеляющий и поящий знойную пустыню души, летят ко мне слова: «Какое счастье, что мы интересуемся друг другом!»


:новости сайта:  ;:арома-школа:  :обратна¤ св¤зь:  :друзь¤:  :полезные ссылки: :наша истори¤:
:технологи¤ науки:  :весна и осень в жизни растений:  :книжна¤ полка:  :фотогалере¤:
®, 2006
Rambler's Top100 „»—“џ… »Ќ“≈–Ќ≈“ - logoSlovo.RU  аталог –есурсов »нтернет